IQ Consultancy Официальный представитель института Marangoni в России и Украине

Казань, Милан, Дубаи: история успеха студентки Istituto Marangoni Лии Хаеровой

Лия Хаерова

Наша студентка из Казани Лия Хаерова — яркий пример того, как заветные мечты, хорошее образование и непомерное трудолюбие способны творить чудеса. К своим 26 годам девушка без связей и спонсоров открыла собственное ателье в Казани, затем окончила одну из самых престижных школ моды и дизайна Istituto Marangoni, поработала с Michael Kors, Max Mara, Francesco Scognamiglio и основала собственный бренд LIA HAEROVA со штаб-квартирой в Дубае. О том, как это было — читайте в интервью, которое Лия дала казанскому порталу KazanFirst.ru

Лия Хаерова

KazanFirst.ru: — Лия, я была просто восхищена вашей историей: девочка из Казани, покорившая Милан и открывающая собственный бренд в Дубаи. Как вы этого добились?

— Я не просто из Казани — я жила на 39-м квартале, училась в обычной школе, где ужасно преподавали английский. Очень любила историю, литературу, обществознание — все научные конференции были мои. Поэтому классный руководитель желала, чтобы я поступила на юридический. А мне хотелось быть дизайнером! Я всегда любила рисовать, ходила в художественную школу, дома всегда была швейная машинка. К тому же я очень боялась сдавать ЕГЭ — тогда его только-только сделали обязательным. В общем, когда пришло время выбирать университет, всё сошлось одно к одному: на специальность дизайна одежды в КХТИ нужно было сдавать только единый экзамен по русскому языку. Правда, пришлось дополнительно осваивать рисунок, живопись и композицию. Поступила на вечернее отделение и параллельно начала работать.

KazanFirst.ru: — И сразу занялись дизайном одежды?

— Нет, сначала я устроилась не по специальности. Проработала недолго, там было скучно и неинтересно. Но зато появились деньги, которые я смогла потратить на свою первую коллекцию. Она была довольно странная, и сейчас воспоминания о ней вызывают улыбку. Хотя рада, что осмелилась сделать ее на первом курсе. Было очень интересно узнавать все тонкости процесса: как работать с моделями, как правильно подбирать музыку для показа, как организовывать проходки по подиуму. С этой коллекцией я поехала на конкурс молодых дизайнеров. Там сказали, что она, хоть и странная, но очень интересная. Мне дали диплом, которым я очень гордилась (смеется). Параллельно я подала документы в Колледж малого бизнеса и предпринимательства, где училась непосредственно шить.


Лия Хаерова

KazanFirst.ru: — Трудно было осваивать профессию портного?

— Не то слово. В то время это была страшная-страшная мастерская на окраине города, в которой стояли швейные машины, чудом сохранившиеся с советских времён. Я даже подойти к ним боялась! А на них нужно было шить. Первый же фартук я запорола, после чего заявила, что никогда больше не вернусь в это помещение. И вообще ни за что не стану шить сама! Но потом нужно было делать коллекцию, и я, буквально переступив через себя, вернулась в лицей и начала создавать вещи. Причём выбрала для них мучительно сложный материал. Преподаватель сказала: «Лия, если ты научишься шить на этих машинах из этой ткани, для тебя не будет ничего невозможного». Так и вышло. Я начала шить себе вещи и носить их в университет. Девочкам они нравились, появились первые заказы.

KazanFirst.ru: — Когда вы поняли, что пора открывать свое ателье?

— На втором курсе я устроилась на фабрику по специальности «дизайнер промышленной одежды». Но и оттуда через два месяца уволилась: невозможно целыми днями рисовать фартуки и комбинезоны! Поняла, что никогда и ни на кого не смогу работать. С моим характером не выходит слушать чужие указания. Тогда же с девочками из университета мы решили создать еще одну коллекцию и начали готовиться к очень серьезному конкурсу в Уфе, в жюри которого был Вячеслав Зайцев. Конечно, сделать это втроем было довольно сложно: у каждой свое мнение. Мы много спорили, искали лучшее решение и благодаря такой сплоченности смогли занять первое место.

KazanFirst.ru: — Преподаватели КХТИ, наверное, делали на вас большие ставки.

— Они не могли поверить, что студентки вечернего отделения способны сделать что-то стоящее. Нам вообще все говорили, что шансов нет. В то время на пике популярности была эпатажная Леди Гага, а мы сделали стрит-стайл коллекцию в асфальтово-зеленой гамме. Честно говоря, мы сами не ожидали, что победим. Но жюри в описании диплома указали, что коллекция интересная и очень свежая. А еще она носибельна, хоть завтра можно продавать. Вернувшись в Казань, я выложила в соцсети фотографии с конкурса, и тут же начали писать клиенты. Дальше сработало «золотое правило», которым я могу поделиться: стоит сделать очень качественные вещи буквально троим знакомым, они приведут тебе триста клиентов. У меня так и вышло. Поэтому спустя месяц активной работы я поняла, что нужно открывать ателье.


Лия Хаерова

KazanFirst.ru: — Но вы же были совсем ребенком! Неужели не страшно с нуля начинать свой бизнес?

— У меня не было проблем с открытием. Заказов много, оборудование тоже было, оставалось только найти помощников. Первое помещение было крошечным, всего восемь квадратных метров на Чистопольской. Через два года я уже снимала зал на 40 квадратов, в штате было 8 сотрудников, я освоила бухгалтерию и начала серьёзно заниматься пошивом свадебных платьев. А на четвертом курсе я узнала про институт Марангони в Милане и просто заболела идеей учиться там. Я на тот момент ни разу не была в Европе, а стоимость обучения казалась заоблачной. Но я пришла домой, выдрала обложку из журнала этого института и повесила ее на стену, чтобы мечта всегда была перед глазами. Оставалось найти деньги на магистратуру и сделать грамотное портфолио, чтобы туда поступить. Разумеется, все мои близкие хором сказали: «Лия, это нереально!».

KazanFirst.ru: — Почему в вас никто никогда не верил?

— Считали, что у меня какие-то сумасшедшие идеи. А я просто ставлю себе цель, и она меня окрыляет. Так и здесь: я наняла еще нескольких сотрудников, стала брать больше заказов, все свое время проводила на работе. И вот однажды в ателье пришла абсолютно удивительная девушка: ее звали Лена, у неё были огненно-рыжие волосы и потрясающая улыбка. Она сказала, что с детства мечтала поехать на карнавал в Венецию, и ей нужны костюмы для неё и её молодого человека. Я загорелась этой идеей, и мы целый день ездили по городу в поисках идеальных тканей. Только основного материала купили около 40 метров, не считая сетки и ленточек. Так мои работы первый раз оказались в Европе. Ребята поехали в Венецию, целыми днями отправляли мне фотографии с карнавала, и я поняла, что это знак: с Италией все получится. Началась обратная связь с институтом Марангони, а мое портфолио стало пополняться.

KazanFirst.ru: — Марангони — как Гарвард в мире моды? Без серьезного бэкграунда не берут?

— Может, и взяли бы. Но я хотела быть на высоте. Снова с головой ушла в работу, и вот однажды звонит Лена и говорит, что выходит замуж. Ей нужно было самое необычное платье, ни в коем случае не белое. Я сразу поняла, каким оно будет, но тогда ещё не знала, как воплотить его на практике. Нужно было использовать шифон и сделать платье очень пышным, но не тяжелым. Свадьба была в Париже, и шифон не должен был помяться в чемодане, потому что отутюжить его будет невозможно. В общем, у меня получилось сделать уникальную конструкцию, которая может сворачиваться, быть пышной, а при ходьбе реагировать на малейшее движения.


KazanFirst.ru: — В Милане оценили такую изобретательность?

— Да! Причем дошивала я его в последний момент перед отправкой портфолио в Марангони. Лена пригласила меня на свадьбу, друзья предложили подбросить до Парижа. Мы двое суток колесили по России, потом проехали через Финляндию, на пароходе добрались до Германии, оттуда — в Бельгию, потом в Амстердам, а потом меня просто высадили в Париже. Через два дня мы уже праздновали свадьбу на фоне Эйфелевой башни. И только представьте: сотни туристов фотографируются на фоне главного символа Парижа, мимо идёт Лена в свадебном платье, и люди оборачиваются и бегут за ней, чтобы сфотографироваться с невестой! Было так приятно, что мою работу оценили люди со всего мира. И в этот же день мне пришло подтверждение из Марангони — я поступила!

KazanFirst.ru: — Наверное, когда вы говорите: «Я училась в институте моды в Милане», первая реакция у всех одинаковая: «Повезло девочке с богатыми родителями или мужем-олигархом»?

— Даже некоторые преподаватели из института подумали, будто мне кто-то дает денег и отправляет отдыхать в Италию. Поэтому получение академического отпуска вылилось в огромную бумажную волокиту с кучей сложностей, гоняли по всему городу за справками и печатями. Но всегда есть люди, которые готовы тебя поддержать и верят в тебя. Если одни создавали преграды, другие преподаватели и декан кафедры отнеслись с пониманием и поддержкой.

Когда грант на обучение был получен, осталось продать ателье и машину, так как жить на что-то в Милане тоже было нужно.

Самое смешное, что через полтора года я вернулась преподавать в свой университет и презентовала методику, которая повысила качество образования студентов по предмету «проектирование и дизайн одежды».

KazanFirst.ru: — Целью был собственный дом моды в Европе?

— Нет, тогда я мечтала отучиться в Марангони, чтобы потом работать на известные бренды. Конечно, я понимала, что наверняка у меня будут пробелы в образовании. Но оказалось, что я вообще ничего не знаю! В магистратуре не нужно шить, только рисовать, создавать концепты, изучать бизнес, менеджмент, пиар, семиалогию, fashion-панораму. В общем, предметы, которые открывают для тебя мир моды и дают понять, как и для чего это все работает. Тебе объясняют механизм этой индустрии и кто ты в этом механизме. Ведь эта бизнес-машина приносит колоссальные доходы, и она работает слажено и четко, как часовой механизм. Если ты хочешь быть конкурентоспособным дизайнером, ты должен создавать очень крутые вещи. Ситуация усугублялась тем, что я почти не говорила по-английски, а нагрузки были просто колоссальные: бывало, мы не спали по несколько суток, чтобы сдать сессию.

KazanFirst.ru: — С какими брендами вам довелось сотрудничать в процессе обучения?

— Первый проект я делала с Michael Kors, но он получился не самым удачным. Все-таки не сразу удалось перестроиться на совершенно другой уровень. Но ко второму полугодию я освоилась, мы работали уже с Max Mara, и сейчас это одна из моих самых любимых коллекций. У меня появились друзья в Милане, я начала много гулять по городу, вдохновляться его архитектурой. Поэтому третий кутюрный проект для известного итальянского бренда Francesco Scognamiglio я делала уже с полной уверенностью в собственных силах. В итоге год я заканчивала очень активно: доделывала коллекцию, вручную шила свадебное платье для невесты из Москвы и собиралась на стажировку в Испанию. Мне повезло оказаться в Корнехо — «гардеробной мирового кино». Как раз в то время они реставрировали костюмы из «Игры Престолов», «Пиратов Карибского моря» и «Анны Карениной». Кстати, испанцы вообще не говорят по-английски, но мы понимали друг друга буквально без слов. А потом я вернулась в Казань. Сдала диплом и начала преподавать в своем же университете.

KazanFirst.ru: — Вам чуть за 20, откуда взялся интерес к преподаванию?

— Мне очень нравится работать со студентами. Ты даешь им знания и видишь результат своей работы. Я получаю от них огромную отдачу! Параллельно я рисовала небольшой проект для промышленного завода в Индии: когда начинаешь путешествовать, обрастаешь связями по всему миру. И никогда не знаешь, где «выстрелит» очередной заказ. Мне нравится ездить по разным городам и странам и при этом везде работать. Однажды я провела так целый год.

— А как же швейные машинки? Для ручной клади они явно тяжеловаты.

— На самом деле это не проблема. Всегда находится человек, который может одолжить тебе швейную машинку хоть в Милане, хоть в Мадриде, хоть в Питере. И вот, в очередной раз вернувшись в Казань, я начала создавать коллекцию свадебных платьев по муляжному способу, который сама разработала.

KazanFirst.ru: — Профессионалы аплодируют вам за его создание и мечтают перенять основы мастерства. Расскажите, на чем он основан?

— Все мои платья пышные, из натуральных тканей, то есть весят довольно много. Но при этом я никогда не делаю стандартные кринолины и не использую обручи. Методом проб и экспериментов я поняла, что если сетку и ткань пришить под определенным углом и добавить тоненькие пластиковые элементы, которые создают эту форму, платье будет объемным и легким. И при этом будет «играть» и двигаться, следуя малейшим движениям невесты.


KazanFirst.ru: — А как вы оказались в Дубае?

— В Италии я подружилась с ребятами, которые занимаются развитием итальянских luxury-брендов в Арабских Эмиратах. Когда я в очередной раз приехала в Милан, мы с ними встретились. А в это время в Москве шла съемка моего свадебного платья, и мне прислали бекстейдж оттуда. Я без задней мысли показала ребятам эти фотографии. Они сказали: «Было бы классно, если бы ты присоединилась к нашей команде в Дубае!». Я даже не восприняла это предложение всерьез, но на всякий случай согласилась. А через полгода они пригласили меня в Дубай. Свою пробную работу для них я начала как графический дизайнер. Я приехала, придумала им несколько интересных концептов, а в процессе переговоров с компанией показала свои работы и рассказывала про философию своего бренда. Так, шаг за шагом, ребята увидели будущее в моем бренде — Maison Lia Haerova в Дубае. Теперь бренд LIA HAEROVA создает новую коллекцию и эксклюзивные платья в коллаборации с Italian HUB.

KazanFirst.ru: — Звучит как сказка. Девочка из 39 квартала стала дизайнером, для которой итальянцы создают собственный бренд в Дубае. И без всяких принцев и крестных-фей!

— Всегда есть близкие, которые тебя поддерживают, и огромное спасибо им за это! Для меня их поддержка — неиссякаемый источник энергии! И да, нужно просто очень-очень много работать и верить в мечту. Конечно, я не могла предположить, что все так сложится. Но в Казани мне стало тесновато, в Европе огромная конкуренция, да и на работу в fashion-индустрии предпочитают брать парней, а не девушек. А сейчас у меня своя студия в огромном дворце в Дубае — иначе эту виллу не назовешь.


KazanFirst.ru: — Когда ждать вашу первую дубайскую коллекцию?

— Надеюсь, в марте состоится показ моей кутюрной коллекции свадебных и вечерних платьев. Там будет очень много золотого цвета — реверанс в сторону восточного менталитета. Он, конечно, сильно отличается. Если у нас можно встретиться с клиенткой один раз, обсудить все вопросы и приступить к работе, то в Дубае все не так. Вы знакомитесь очень постепенно, не сразу, долго узнаете друг друга. Иногда приходится встречаться пять раз! Зато потом девушка может заказать сразу 10 платьев.

KazanFirst.ru: — И последний вопрос: откуда у вас столько энергии на реализацию грандиозных планов?

— Для меня нет ничего важнее процесса созидания. Я работаю, чтобы работать! Это может показаться идиотизмом, но я так счастлива! О деньгах я думаю в самый последний момент, работаю за идею, за результат — это мой кайф и адреналин. Нередко все, что зарабатываю, целиком трачу на новые коллекции и путешествия. Без этого я жить не могу.


Интервью: Ольга Гоголадзе

За предоставленный материал благодарим KazanFirst.ru

Фото из личного архива Лии Хаеровой

Все новости

13.05.2016

Задайте вопрос нашему консультанту

Пожалуйста, заполните все поля

Анна Гуляева
Руководитель проекта Istituto Marangoni


Гарантируем конфиденциальность.

  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI
  • Работы студентов MARANGONI